Блог

Читайте последние новости клуба

15 июля 1410 — решающее сражение «Великой войны» 1409—1411 годов!

Союз Королевства Польского и Великого княжества Литовского под предводительством короля Владислава II Ягайло и великого князя литовского Витовта одержал решающую победу над войском Тевтонского ордена. Большинство рыцарей ордена было убито или взято в плен. Несмотря на поражение, крестоносцы смогли выдержать двухмесячную осаду столицы и понесли лишь незначительные территориальные потери в результате Торуньского мира 1411 года. Территориальные споры продолжались до заключения Мельнского мира 1422 года. Тем не менее Тевтонский орден так и не смог оправиться от поражения, а жёсткие внутренние конфликты привели к экономическому упадку. Грюнвальдская битва привела к перераспределению баланса сил в Восточной Европе и ознаменовала восход польско-литовского союза до уровня доминирующей военно-политической силы в регионе.

Грюнвальдская битва была одной из крупнейших битв средневековой Европы и является одной из важнейших побед в истории Польши и Литвы

Битву окружали романтические легенды, превратившие её в символ борьбы против захватчиков и источник национальной гордости. Переход к её научному изучению наблюдается лишь в последние десятилетия.

Название

Битва про­хо­ди­ла на тер­ри­то­рии го­су­дар­ства Тев­тон­ско­го ор­де­на, в мест­но­сти, рас­по­ло­жен­ной между тремя де­рев­ня­ми: Грюн­вальд (на за­па­де), Тан­нен­берг (на се­ве­ро-во­сто­ке) и Лю­двиг­сдорф (на юге). Ягай­ло упо­ми­нал на ла­ты­ни это место как in loco conflictus nostri, quem cum Cruciferis de Prusia habuimus, dicto Grunenvelt(В том месте где мы во­е­ва­ли с прус­ски­ми кре­сто­нос­ца­ми, из­вест­ном как Грун­вальд). Позд­ние поль­ские ле­то­пис­цы пе­ре­да­ли на­зва­ние Grunenvelt как Grünwald (Грюн­вальд), что на немец­ком озна­ча­ет «зе­лё­ный лес». Ли­тов­цы по­сле­до­ва­ли за этой тра­ди­ци­ей и пе­ре­ве­ли это на­зва­ние как Žalgiris. Немцы на­зва­ли битву Тан­нен­берг­ской, от на­зва­ния де­рев­ни Tannenbergнем. — «пих­то­вый холм»). В бе­ло­рус­ско-ли­тов­ской ле­то­пи­си 1446 года битва на­зы­ва­ет­ся Дуб­ро­вен­ской — от на­зва­ния бли­жай­ше­го го­ро­да, Дом­б­рув­но (польск. Dą­brów­no)

Существует немного надёжных источников касательно Грюнвальдской битвы, большинство из них — польские. Самой важной и достоверной среди источников по этой теме является «Хроника конфликта Владислава, короля Польши, с крестоносцами в год Христов 1410» (Cronica conflictus Wladislai regis Poloniae cum Cruciferis anno Christi 1410), написанная не позже, чем через год после битвы[9]. Авторство хроники остаётся неизвестным, однако в качестве возможных авторов называются польский канцлер Николай Труба и секретарь Ягайло Збигнев Олесницкий[10]. Хотя оригинальный текст Cronica conflictus не дошёл до наших дней, сохранился его краткий пересказ, сделанный в XVI веке.

Наиболее важным источником о Грюнвальдской битве является Cronica conflictus Wladislai Regis Poloniae cum cruciferis anno Christi 1410
 
Наиболее важным источником о Грюнвальдской битве является Cronica conflictus Wladislai Regis Poloniae cum cruciferis anno Christi 1410

Другим основным историческим источником о событиях Грюнвальдской битвы является сочинение «История Польши» (лат. Historia Poloniae) польского историка Яна Длугоша (1415—1480). Это детальный и всесторонний доклад, написанный через несколько десятилетий после битвы. Достоверность этого источника остаётся несомненной до сих пор, несмотря на большой промежуток времени между событиями и датой написания самой хроники, а также предвзятое отношение Длугоша к литовцам.

Дополнительным источником данных о битве служит Banderia Prutenorum — сохранившееся в оригинале описание рыцарских хоругвей (штандартов) с приведением их изображений, составленное Яном Длугошем. Другими польскими источниками являются два письма, написанных Ягайло своей жене Анне Цельской и епископу Познаньскому Войтеху Ястржембцу, а также письма Ястржембца к полякам в Святой Престол.

Немецкие источники включают небольшое упоминание в сочинении Chronik des Landes Preussen — продолжении хроники Иоганна фон Посилге. Анонимное письмо, написанное между 1411 и 1413 годами и содержащее описание важных подробностей перемещений литовского войска, было обнаружено шведским историком Свеном Экдалем

Анонимное письмо, датируемое временами Великой Битвы (между 1411 и 1413 годами) и являющееся одним из немногих источников тех времён
 
Анонимное письмо, датируемое временами Великой Битвы (между 1411 и 1413 годами) и являющееся одним из немногих источников тех времён

Исторический контекст

В 1232 году Тевтонский орден, один из рыцарских орденов крестоносцев, обосновался на Хелмской земле и начал крестовый поход против языческих прусских племён. При поддержке Папы и императора Священной Римской империи тевтонцы завоевали и обратили в христианство большинство пруссов к 1280 году, после чего переключили внимание на языческое Великое Княжество Литовское. На протяжении почти ста лет крестоносцы совершали походы на литовские земли, в особенности на Жемайтию, так как она отделяла земли тевтонцев от их владений в Ливонии. Благодаря смуте в Литве крестоносцы впервые смогли получить контроль над этим стратегическим регионом в 1382 году.

В 1385 году была заключена Кревская уния, по условиям которой великий князь литовский Ягайло вступал в брак с королевой польской Ядвигой. Ягайло принимал христианство, обязался крестить Литву, и был коронован королём польским. Несмотря на то, что Ягайло формально становился главой обеих держав, реальную власть в Великом княжестве Литовском со времён Островского соглашения 1392 года имел его двоюродный брат Витовт. Впрочем, Витовт полностью поддерживал усилия Ягайло по христианизации Литвы, которая укрепляла союз с Польшей и подрывала основу агрессивных претензий Ордена.

Христианизация Литвы лишила Тевтонский орден формального основания для агрессии в регионе[14]. Но великий магистр ордена Конрад Цёлльнер фон Ротенштайн при поддержке венгерского короля Сигизмунда Люксембурга публично поставил под сомнение искренность перехода Ягайло в христианство. Территориальные споры относительно Жемайтии продолжились и дальше. Польша также вела территориальные споры с Орденом относительно Добжинской земли и Данцига (Гданьска), но в целом два государства находились в перемирии по Калишскому миру 1343 года[15]. Кроме того, конфликт объяснялся торговыми соображениями: крестоносцы контролировали устья трёх крупных рек: (Немана, Вислы и Западной Двины), протекавших в Польше и Литве

Территория государства Тевтонского ордена в период между 1260 и 1410 годами; места и даты важнейших битв, включая Грюнвальдскую, обозначены красными скрещёнными мечами
 
Территория государства Тевтонского ордена в период между 1260 и 1410 годами; места и даты важнейших битв, включая Грюнвальдскую, обозначены красными скрещёнными мечами

мае 1409 года в Жемайтии вспыхнуло антитевтонское восстание. Литва поддержала восстание, крестоносцы, в свою очередь, пригрозили вторжением в Литву. Польша объявила о своей поддержке позиции Литвы и в ответ пригрозила вторжением на территорию Ордена. Сразу же после того, как прусские войска эвакуировались из Жемайтии, тевтонский Великий магистр Ульрих фон Юнгинген 6 августа 1409 года объявил войну Польскому Королевству и Великому княжеству Литовскому. Крестоносцы надеялись победить Польшу и Литву по отдельности и начали с набегов на Великую Польшу и Куявию. Тевтонцы сожгли замок в Добжине (Добжинь-над-Вислой), после четырнадцатидневной осады захватили Бобровники, завоевали Быдгощ и несколько других небольших городков. После этого поляки организовали контрнаступление и вернули себе Быдгощ; жемайты атаковали Мемель. Впрочем, ни одна из сторон не была готова к полномасштабной войне.

Римский король Венцель согласился урегулировать конфликт. Мирное соглашение было подписано 8 октября 1409 года со сроком действия до 21 июня 1410 года. Обе стороны использовали это время для подготовки к следующей битве, собирая войска и занимаясь дипломатическими манёврами. Обе стороны присылали письма и дипломатические миссии в страны христианского мира, обвиняя друг друга в многочисленных нарушениях и угрозах. Венцель, получив от крестоносцев дар в 60 тысяч флоринов, объявил, что Жемайтия полноправно принадлежит крестоносцам, и только Добжинскую землю нужно вернуть Польше. Крестоносцы также заплатили за военную поддержку 300 тысяч дукатов королю Венгрии Сигизмунду, который имел виды на Молдавское княжество. Сигизмунд попытался разбить польско-литовский альянс, предлагая Витовту королевскую корону; принятие Витовтом такого предложения нарушило бы условия Островского соглашения и вызвало бы польско-литовские разногласия. В то же время Витовт сумел добиться перемирия с Ливонским орденом.

К декабрю 1409 года Ягайло и Витовт договорились об общей стратегии: их армии должны были объединиться в одну крупную силу и двигаться по направлению к Мариенбургу, столице Тевтонского ордена. Крестоносцы, взяв оборонительную позицию, не ждали совместной польско-литовской атаки и начали готовиться к отражению двойного наступления — со стороны поляков, вдоль Вислы в направлении Данцига, и со стороны Литвы, вдоль Немана в направлении к Рагниту. Чтобы противостоять этой угрозе, Ульрих фон Юнгинген сосредоточил свои силы в Швеце (ныне — Свеце), в центральном пункте, откуда тевтонские войска могли достаточно быстро среагировать на вторжение с любой стороны. Большие гарнизоны были оставлены в восточных замках — в Рагните, Рейне (Рын), около Лётцена (Гижицко) и Мемеля[1]. Чтобы сохранить свои планы в секрете, Ягайло и Витовт организовали несколько набегов на пограничные территории, тем самым заставляя крестоносцев держать войска на границах.

Всю зиму и весну шла подготовка к войне. В конце мая 1410 года в Гродно начали собираться хоругви со всего Великого княжества Литовского. К ним присоединились татарские всадники, а также силы других союзников.

Силы сторон

Сложно определить точное число воинов, принимавших участие в битве. Ни один из источников тех времён не содержит точного военного числа сторон. Ян Длугош в своих работах перечисляет количество хоругвей, основных единиц каждой кавалерии: 51 у тевтонцев, 50 (или 51) у поляков и 40 у литовцев. Впрочем, так и не установлено, сколько человек было под каждой хоругвью. Структура и численность пехотных войск (лучников, арбалетчиков и пикинёров) неизвестна, около 250—300 венгерских артиллеристов при 16 бомбардах. Количественные подсчёты, сделанные разными историками, часто необъективны в силу различных политических и национальных мотивов. Немецкие историки обычно занижают численность войск, принимавших участие в битве, а польские историки завышают. По подсчёту польского историка Стефана Кучиньского, 39 000 человек было в польско-литовской армии и 27 000 — в тевтонских. Сегодня эти цифры считаются многими историками близкими к реальным.

Тевтонский орден

Согласно средневековому хронисту Яну Длугошу, армия ордена состояла из 51 хоругви. Из них 5 знамён высших орденских иерархов, 6 предоставлены прусскими епископствами, 31 выставлено территориальными единицами и городами и 9 — отряды иностранных наёмников и гостей, а также 100 бомбард калибром 3.6 фунта — 5 пудов. Наличие 100 орудий для начала XV в. маловероятно и скорее всего эти сведения не соответствуют действительности.

Особую роль играли «большое» и «малое» знамя гроссмейстера и знамя Тевтонского ордена под командованием великого маршала. Своими полками командовали великий комтур и великий казначей. Ядро войска составляли братья-рыцари, под Грюнвальдом их было около 400—450 человек и они выполняли функции командиров высшего и среднего звена.

К другой категории относились полубратья, которые, в отличие от братьев-рыцарей, не давали монашеских обетов и могли служить при ордене не постоянно, а в течение некоторого времени.

Наиболее многочисленная категория воинов состояла из бойцов, мобилизованных на основе вассальной принадлежности, а также на основе так называемого «рыцарского права» (jus militare). Мобилизация в войске Тевтонского ордена производилась на основе разновидностей феодального права — «прусского», «хелминского» и «польского». Право хелминское имело две разновидности: Rossdienst и Platendienst. Первая разновидность: с каждых 40 ланов необходимо выставить одного бойца в полном вооружении с конём и двумя оруженосцами. Вторая разновидность обязывала выставить одного воина в лёгком вооружении и без сопровождающих. Право польское предусматривало мобилизацию в соответствии с «наилучшими возможностями» (Sicut Melius Potverint).

В основном доминировало «прусское право» (sub forma pruthenicali), объединявшее владетелей имений не больше 10 ланов, которые отправлялись в конном строю без сопровождения.

Призывались на воинскую службу так называемые «вольные пруссы» (Freie) и горожане. На стороне тевтонского ордена воевали наёмники из Германии, Австрии, Франции, а также полки польских князей Конрада Белого Олесницкого и Казимира Щецинского.

Основную ударную силу тевтонского войска составляла хорошо обученная и дисциплинированная тяжёлая кавалерия, которая считалась одной из лучших в Европе.

Польско-литовское войско

Основу армии Королевства Польского составляла рыцарская феодальная конница, состоявшая из рыцарских отрядов (копий) и незначительного количества пеших, защищающих лагерь. Копьё состояло из тяжеловооружённого конного рыцаря с длинным копьём и щитом, конных оруженосцев, лучников и вооружённых слуг. Копья группировались в хоругви. Всего у поляков была 51 хоругвь. Кроме королевской и придворных хоругвей в состав войска входили 16 хоругвей главных воеводств (Познанской, Сандомирской, Калишской, Середзьской, Люблинской, Ленчицкой, Куявской, Львовской, Велюньской, Пшемыской, Добжиньской, Хелмской, Подольской земли — 3 хоругви, Галицкой), 27 магнатов-банеретов, 1 хоругвь наёмных рыцарей Святого Георгия (в основном чехов и силезцев) и 4 хоругви вассалов — князей Зимовита (2 хоругви) и Януша Мазовецких (1 хоругвь) и князя Сигизмунда Корибутовича (1 хоругвь)

Основу войска Великого княжества Литовского составляли 40 хоругвей. Часть хоругвей литовского войска, сражавшихся при Грюнвальде, называлась по землям, от которых они были выставлены. Хоругвями Виленской, Трокской, Гродненской и Ковенской, а также семью хоругвями из Жемайтии, в числе которых была и упомянутая у Длугоша Медницкая хоругвь, командовали воевода виленский Пётр Гаштольд и боярин Монивид. Названия земель носили 13 хоругвей: Смоленская, Мстиславская, Оршанская, Лидская, Полоцкая, Витебская, Пинская, Новогрудская, Брестская, Волковысская, Киевская, Кременецкая и Стародубовская. Ещё две хоругви — Дрогичинская и Мельницкая — были смешанными. Что касается остальных 14-ти хоругвей, то об их названиях и этническим составе источники умалчивают. Тремя хоругвями — Смоленской, Мстиславской и Оршанской командовал брат Ягайло Лугвений Мстиславский. В состав войска Великого княжества Литовского также входило некоторое количество осевших в Литве татар (около 3 тысяч человек) под командованием Джелал ад-Дина.

Ход битвы

Перед битвой

На рас­све­те 15 июля 1410 года оба вой­ска встре­ти­лись на тер­ри­то­рии, за­ни­ма­ю­щей при­мер­но 4 км² между де­рев­ня­ми Грюн­фельд (Грюн­вальд), Тан­нен­берг (Стемб­арк), Лю­двиг­з­дорф (Лю­дви­го­во) и Фау­лен (Уль­но­во (польск.)русск.)[8]. Здеш­ние по­ло­гие холмы вы­со­той более 200 м над уров­нем моря раз­де­ля­лись до­воль­но ши­ро­ки­ми до­ли­на­ми. С трёх сто­рон место битвы было окру­же­но ле­са­ми. Су­ще­ству­ет рас­хо­жее за­блуж­де­ние, что Ве­ли­кий ма­гистр, вы­чис­лив марш­рут врага, пер­вым при­был сюда с вой­ска­ми и при­нял меры для укреп­ле­ния по­зи­ции. Были вы­ры­ты и за­мас­ки­ро­ва­ны «вол­чьи ямы»-ло­вуш­ки, рас­став­ле­ны пушки, ар­ба­лет­чи­ки и луч­ни­ки. Уль­рих фон Юн­гин­ген рас­счи­ты­вал за­дер­жать вра­же­скую кон­ни­цу около пре­пят­ствий и уни­что­жить её вы­стре­ла­ми из пушек, ар­ба­ле­тов и луков. А затем, оста­но­вив атаку про­тив­ни­ка, бро­сить в бой свою кон­ни­цу. Ве­ли­кий ма­гистр стре­мил­ся та­ки­ми так­ти­че­ски­ми хит­ро­стя­ми ком­пен­си­ро­вать пре­вос­ход­ство со­юз­ных войск в ко­ли­че­стве. Од­на­ко, про­ве­дён­ные в 1960 г. по­ля­ка­ми ис­сле­до­ва­ния на поле битвы до­ка­за­ли от­сут­ствие «вол­чьих ям».

Оба вой­ска вы­стро­и­лись друг на­про­тив друга, вдоль се­ве­ро-во­сточ­ной оси. Поль­ско-ли­тов­ская армия рас­по­ло­жи­лась во­сточ­нее Лю­двиг­сдор­фа и Танненберга. Поль­ская тя­жё­лая ка­ва­ле­рия об­ра­зо­ва­ла левый фланг, ли­тов­ская лёг­кая ка­ва­ле­рия — пра­вый, мно­гие на­ём­ни­ки рас­по­ло­жи­лись по цен­тру.

Перед на­ча­лом боя вой­ска стали в три бо­е­вые линии (в три гуфа). Пер­вая — аван­гард, вто­рая — валь­ный гуф, где на­хо­ди­лись глав­ные силы, тре­тья — сво­бод­ный гуф и ре­зерв. Каж­дая бо­е­вая линия со­сто­я­ла из 15—16 хоругвей.

Вой­ско кре­сто­нос­цев рас­по­ло­жи­лось в две бо­е­вые линии. Тре­тья линия оста­лась с ма­ги­стром фон Юн­гин­ге­ном в ре­зер­ве. Тев­тон­ские ры­ца­ри скон­цен­три­ро­ва­ли про­тив ли­тов­цев свою элит­ную тя­жё­лую ка­ва­ле­рию, на­хо­див­шу­ю­ся под ко­ман­до­ва­ни­ем гранд­мар­ша­ла Фри­дри­ха фон Валленрода. Она рас­по­ло­жи­лась возле по­сёл­ка Тан­нен­берг. Пра­вое крыло рас­по­ла­га­лось на­про­тив поль­ско­го вой­ска и воз­глав­ля­лось ве­ли­ким ком­ту­ром Куно фон Лих­тен­штей­ном.

Кре­сто­нос­цы, ко­то­рым уда­лось за­ра­нее под­го­то­вить по­зи­цию к сра­же­нию, на­де­я­лись спро­во­ци­ро­вать по­ля­ков и ли­тов­цев на атаку. Их полки в тя­жё­лой броне несколь­ко часов сто­я­ли под па­ля­щим солн­цем, ожи­дая нападения. В «Хро­ни­ке Бы­хов­ца» со­об­ща­лось, что перед вой­ска­ми были устро­е­ны шурфы («вол­чьи кап­ка­ны») про­тив на­па­да­ю­щей армии. Ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки, про­ве­дён­ные в 60-е годы под Грюн­валь­дом, ям не об­на­ру­жи­ли. Ор­ден­ские вой­ска также пы­та­лись ис­поль­зо­вать 100 бом­бард ка­либ­ром 3,6 фунта — 5 пудов. Но во время битвы пошёл дождь, и в итоге было сде­ла­но толь­ко два пу­шеч­ных залпа.

Ягай­ло не спе­шил на­чи­нать атаку, и со­юз­ное вой­ско ждало сим­во­ли­че­ской ко­ман­ды. Поль­ский ко­роль в то время мо­лил­ся в по­ход­ной ча­совне (он от­сто­ял две мессы под­ряд) и, как пишет Длу­гош, всё время плакал.

«Владислав Ягайло и Витовт молятся перед битвой», картина Яна Матейко
 
«Владислав Ягайло и Витовт молятся перед битвой», картина Яна Матейко

За­кон­чив мо­лить­ся, Ягай­ло по­ехал на холм, спу­стил­ся к его под­но­жию и начал ру­ко­по­ла­гать в ры­ца­ри несколь­ко сотен мо­ло­дых во­и­нов. Вско­ре после речи Ягай­ло новым ры­ца­рям от Ор­де­на при­бы­ли два герольда. У од­но­го на груди был знак Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии — чёр­ный орёл на зо­ло­том поле, у дру­го­го — герб кня­зей Ще­цин­ских: крас­ный гриф на белом поле. Ге­роль­ды при­вез­ли два об­на­жён­ных меча — от вер­хов­но­го ма­ги­стра Юн­гин­ге­на ко­ро­лю Вла­ди­сла­ву и от гранд­мар­ша­ла Вал­ле­н­ро­да ве­ли­ко­му князю Ви­то­вту. Было пе­ре­да­но, что эти мечи «долж­ны по­мочь поль­ско­му и ли­тов­ско­му мо­нар­хам в битве», что было явным оскорб­ле­ни­ем и провокацией. Такой оскор­би­тель­ный вызов имел целью по­бу­дить поль­ско-ли­тов­ское вой­ско пер­вым пойти в атаку. Из­вест­ные ныне как «Мечи Грюн­валь­да», они стали од­ни­ми из на­ци­о­наль­ных сим­во­лов Литвы и Поль­ши.

«Два меча»Войцех Коссак, 1909 год. Холст, масло
 
«Два меча»
Войцех Коссак, 1909 год. Холст, масло

Начало

Не дождавшись приказа Ягайло, Витовт сразу после того, как крестоносцы открыли огонь из ста бомбард калибра 3,6 фунта — 5 пудов, послал в наступление татарскую конницу, находившуюся на правом фланге. Первая линия литовской армии, которая состояла из лёгких конных воинов (так называемых всадников), с криком «Вильна!» последовала за татарами. Согласно «Хронике Быховца», часть татарских всадников из первых рядов провалилась в «волчьи капканы», где они погибли или получили серьёзные ранения, однако благодаря развёрнутому ряду большинство всадников пропустили мимо военные шурфы (в настоящее время установлено, что «волчьи ямы» на поле отсутствовали). Всадники Великого княжества Литовского атаковали хоругви великого маршала Фридриха фон Валленрода. Лёгкой кавалерии было трудно атаковать в лоб тяжёлую тевтонскую конницу. Атакующие пытались сбрасывать рыцарей на землю. С этой целью татары использовали арканы, а всадники — копья с крючьями

Начальный этап битвы в полдень, первое нападение на литовское крыло и контрнаступление после уничтожения армии Ордена
 
Начальный этап битвы в полдень, первое нападение на литовское крыло и контрнаступление после уничтожения армии Ордена

Отступление литовского войска

Примерно через час боя Валленрод приказал своим рыцарям идти в контрнаступление. Чтобы избежать разгромной атаки тяжеловооружённых немецких рыцарей, татары и литовские всадники пустились в бегство и сумели оторваться от противника. Исследователи оценивают этот ход неоднозначно. Одни (в основном польские и российские авторы) рассматривают отступление как побег, другие (преимущественно литовские и белорусские авторы) говорят о тактическом манёвре Витовта.

Ян Длугош описал это событие как полный разгром всей литовской армии. По Длугошу, крестоносцы посчитали, что победа уже за ними и бросились в неорганизованную погоню за отступающими литовцами, растеряв при этом свой боевой порядок, дабы захватить больше трофеев перед тем, как вернуться на поле боя для сражения с польскими полками. Длугош не упоминает больше о литовцах, хотя позднее они вернулись на поле боя. Таким образом, Ян Длугош изображает Грюнвальдскую битву как единоличную победу Польши без чьей-либо помощи. В современной научной историографии распространена другая точка зрения, согласно которой отступление было стратегическим манёвром, заимствованным у Золотой Орды (такое же отступление использовалось татарами не только во многих битвах с русскими, но в битве на реке Ворскле, где литовская армия была разгромлена, а сам Витовт едва остался в живых). Мнение об отступлении как о тактическом манёвре опирается и на документ, найденный и опубликованный шведским историком Свеном Экдахлом в 1963 году. Это письмо, которое советует новому великому магистру проявлять осторожность при ложных отступлениях, вроде того, что было в битве при Грюнвальде. С другой стороны, Стефан Тёрнбулл утверждает, что литовское отступление не совсем подпадает под формулу ложного. Ложное отступление обычно делается одной или двумя частями, а не большей частью войска и быстро перетекает в контратаку. А литовцы вернулись только в конце битвы.

Часть войск крестоносцев, погнавшихся за беглецами, была окружена и уничтожена у литовского стана. Не все литовские войска бежали — по приказу Витовта князь Лугвений Ольгердович с его хоругвями, находившимися неподалёку от правого фланга польской армии, должен был любыми средствами удержать свою позицию, чтобы прикрыть поляков от удара во фланг, и его войска выполнили эту задачу, понеся значительные потери (один смоленский полк был полностью уничтожен). Согласно Яну Длугошу, заслуга в остановке тевтонского натиска принадлежит именно этим хоругвям, о чём сообщает: «В этом сражении русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу». Белорусский историк Руслан Гагуа отмечает, что это сообщение Длугоша не находит подтверждения в других источниках.

15 июля 1410 — решающее сражение «Великой войны» 1409—1411 годов!, изображение №7
 

Польско-тевтонское сражение

В то время, как литовские войска отступали, началась жаркая битва между польскими и тевтонскими силами. Крестоносцы под командованием великого комтура Куно фон Лихтенштейна сконцентрировались на правом польском фланге. Шесть хоругвей фон Валленрода не побежали вслед за литовцами, а присоединились к атаке на польские хоругви. Чрезвычайно ценным трофеем была большая хоругвь Краковской земли. Казалось, что крестоносцы уже начинают получать тактическое преимущество, и в один момент великий коронный хорунжий Мартин из Вроцимовиц даже утратил краковскую хоругвь с изображением белого орла, однако она тут же была отбита вновь.»Чтобы загладить это унижение и обиду, польские рыцари в яростном натиске бросаются на врагов и всю ту вражескую силу, которая сошлась с ними в рукопашном бою, опрокинув, повергают на землю и сокрушают.» («Хроника» Яна Длугоша). Тевтонцы восприняли это падение как божий знак и начали петь пасхальный гимн «Христос воскресе смертию-смерть поправ…» (нем. «Christ ist erstanden von der Marte alle…»). Тогда король Ягайло двинул на помощь резервные хоругви, в том числе хоругвь Галицкой земли.

Атака польско-литовских войск с правого фланга
 
Атака польско-литовских войск с правого фланга

Неожиданно покинули поле боя наёмники из Чехии и Моравии. Глава чешских и моравских наёмников Ян Сарновски был ранен в голову. После этого его воины (около 300 человек) отошли от поля боя и остановились в лесу. Только после того, как королевский подканцлер Николай Тромба пристыдил их, воины вернулись в битву.

Ягайло развернул свои резервные войска — вторую линию армии. У магистра Ордена Ульриха фон Юнгингена в подкреплении находились ещё 16 хоругвей (примерно треть отрядов крестоносцев), и на пятом часу битвы, увидев, что литовцы отступают и решив, что с ними (литовцами) всё кончено, он повёл свой резерв в тыл полякам.

Вскоре Ягайло развернул и свои последние силы — третью линию армии. Рукопашный бой дошёл до польского командования, и один крестоносец, позднее идентифицированный как Леопольд или Депольд Кёкериц, бросился напрямик к королю Ягайло. Секретарь Ягайло, Збигнев Олесницкий, спас королю жизнь. Получив королевскую милость, впоследствии он стал одним из влиятельнейших людей в Польше того времени.

Польская тяжёлая кавалерия проникает внутрь тевтонских сил.
 
Польская тяжёлая кавалерия проникает внутрь тевтонских сил.

Последний этап битвы

После удаления с поля боя части литовской конницы (судя по тексту анонимного письма к великому магистру от 1414 г. — одной или двух хоругвь) и погнавшейся за ней части тяжёлой конницы Валленрода, немецкие войска увязли в бою с оставшимися на поле боя литовскими хоругвями (включая «смоленские», две из которых в ходе боя погибли полностью) и чешской пехотой. Чтобы исправить ситуацию, Ульрих фон Юнгинген ввёл в бой вторую линию тевтонской кавалерии. Поляки в ответ на это задействовали третью линию своей конницы, а литовская конница и татары обошли левый фланг орденских войск, вследствие чего основная часть немецких сил попала в окружение и вскоре была уничтожена либо капитулировала (небольшая часть армии Ордена спаслась бегством).

В сражении при Грюнвальде погибло 205 орденских братьев, включая практически всё высшее руководство Ордена во главе с великим магистром, а также множество орденских «гостей» и наёмников; значительное число рыцарей попало в плен. Потери Ордена и его союзников убитыми составили около 8000 человек (из ~27 тысяч, принимавших участие в сражении), а попавшими в плен — до 14000 человек. Конница ВКЛ потеряла около половины всадников; общие потери польско-литовского войска неизвестны.

Последний этап сражения во второй половине дня, на светло-сером фланге атака на Ульриха фон Юнгингена
 
Последний этап сражения во второй половине дня, на светло-сером фланге атака на Ульриха фон Юнгингена

Итоги

«После Грюнвальдской битвы»А. Муха, 1924
 
«После Грюнвальдской битвы»
А. Муха, 1924

Около трети тевтонской армии полегло на поле боя, было убито практически всё руководство Ордена, значительное число рыцарей попало в плен. Союзники «стояли на костях» три дня, после чего начали движение к Мариенбургу. Замок был осаждён, однако уставшее и ослабленное польско-литовское войско не решилось на штурм. Витовт отвёл свои войска из-за угрозы восточным рубежам княжества. В результате через несколько недель осада была снята.

Завершивший Великую войну Торуньский мир 1 февраля 1411 имел относительно мягкие для Ордена условия: тот терял Жемайтию в пользу Великого княжества, Добжиньскую землю в пользу Польши и выплачивал контрибуцию. Однако фактическое уничтожение армии, необходимость выплаты контрибуции и выкупа за пленных рыцарей подорвали могущество тевтонцев — ряд ганзейских городов отказался от союза с ними, приток наёмников и рыцарей из Центральной Европы сократился.

Вскоре после этого, в ходе Тринадцатилетней войны, Орден был окончательно разгромлен польским государством уже без участия Великого княжества Литовского и, лишившись значительной части своих владений в восточной Померании, а также собственно в Пруссии, которые попали в подчинение непосредственно польской короне, признал вассальную зависимость от Польши. Орден просуществовал до 1525 года, когда Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт Гогенцоллерн Бранденбургский перешёл в протестантизм (автором этого плана был проповедник Мартин Лютер) и объявил о создании герцогства Пруссия — первого протестантского государства в Европе.

Знаменитые участники

В битве принял участие ряд исторических личностей, которые после битвы оставили заметный след в истории: будущий вождь гуситов и национальный герой чешского народа Ян Жижка; легендарный польский рыцарь, «Зерцало рыцарства» Завиша Чёрный; сын Тохтамыша и будущий хан Золотой Орды Джелал ад-Дин; будущий наместник Чешского королевства, предок князей Вишневецких и Збаражских Сигизмунд Корибутович; сын Кейстута и брат Витовта, будущий великий князь литовский Сигизмунд Кейстутович; будущий князь новгородский, предок князей Мстиславских Юрий Лугвенович; предок князей Острожских, позднее постригшийся в православные монахи и канонизированный после смерти Фёдор Данилович (Преподобный Феодосий Острожский); будущий регент Королевства Польского и первый кардинал польского происхождения Збигнев Олесницкий[59].

Получите нашу рассылку

Информация про мероприятиях, которые мы организовываем и в которых принимаем участие!